Верховный суд Украины 9 октября рассмотрит спор между ПАО "Фармак" и ЧАО "Фармацевтическая фирма "Дарница" о праве на торговую марку "Корвалол". На первый взгляд, это обычный бизнес-конфликт, не стоящий общественного внимания. Но на самом деле проблема гораздо глубже. И затрагивает она тектанические плиты социально-правовой культуры украинского общества. По результатам решения этого спора можно будет прогнозировать ближайшее будущее нашего политикума, а значит - и страны.

Эта история началась почти 60 лет назад. В Советском Союзе поставили задачу разработать аналог известного немецкого успокоительного «Валокордин». За дело взялись специалисты Киевского химико-фармацевтического завода им М. В.Ломоносова. Как это принято в генерической индустрии, лекарство разложили на молекулы, нашли формулу и получили советский аналог. Название составили из букв оригинального препарата.

С тех пор «Корвалол» выпускало одно предприятие-разработчик. После развала Союза права на это лекарство перешли фрамацевтической компании «Фармак». Тогда все фармзаводы находились примерно в одинаковом положении. Стоял вопрос выживания. В «Фармаке» ставку сделали на модернизацию и построение компании по европейскому принципу. Для этого даже возили сотрудников за рубеж знакомиться с современными предприятиями. При чем не только высшее руководство, но и начальников цехов. Зажгли идеей. Взяли кредит ЕБРР. Вложились в закупку нового оборудования, разработку препаратов, систему качества.

До сих пор «Фармак» остается чуть ли не единственным украинским предприятием, доказывающим биоэквивалентность своих генерических препаратов в Украине. Проще говоря, компания здесь, у нас, у ученых с мировым признанием, проводит реальные дорогостоящие исследования, действительно ли их разработки действуют на пациентов так же, как и оригинальные, но более дорогие лекарства. 

А производство популярного у пенсионеров успокоительного продолжили. Зачем? Ведь на «Корвалол» приходится менее процента в объемах продаж «Фармак». Потому что для компании это не просто один из препаратов. Это история, традиции, визитная карточка и социальная ответственность, если хотите. Говорят, что есть даже негласное правило – сердечные капли «Фармак» не должны стоить дороже хлеба. Несмотря на все дискуссии вокруг этого лекарства, никто не спорит, что именно «Корвалол» дает шанс на спасение больному с сердечным приступом, пока не приедет скорая помощь.

Капля Путина

В ситуации с «Дарницей» мотивация несколько иная. Некогда мощный одноименный комплекс Киевского производственного химико-фармацевтического объединения распался на несколько предприятий. Одно из них перешло в собственность семьи Загориев. Отец Владимир и сын Глеб. Уважаемые люди. Бизнесмены от Бога. Меценаты. Но, похоже, с постсоветским «путинским» комплексом возрождения былой мощи на осколках распавшейся империи.

Не зря же пишут о семейных связях украинских фармацевтов с главой верхней палаты российского парламента Валентиной Матвиенко. Полтавчанин Владимир Загорий и уроженка Шепетовки Валентина Матвиенко закончили Ленинградский химико-фармацевтический институт с разницей в два года. Наверное, питерским влиянием и поясняется взгляд людей на жизнь. Сюда хорошо ложится и политика возвращения фармпредприятий в «лоно семьи», и практика промышленного шпионажа, и даже попытки физической расправы над конкурентами.

С одной стороны, «Дарница» привлекает западное финансирование, реконструирует мощности, вводит в производство новые препараты. С другой стороны, выпускает лекарства других производителей, просто добавив к известной марке название своей компании.

Фирма Загориев в 2004 году создала аналог «Корвалола» и назвала его «Дарвилол». Но раскручивать марку не стала, а сделала ставку на получение судебного решения для продажи «Корвалола-Дарница».

При трех предыдущих президентах этого сделать не удавалось. И не только «Дарнице». Пытался Киевский витаминный завод – отказ. Вывел на рынок «Корвалкапс». В Харькове под шумок киевских разбирательств выпустили «Корвалол – Здоровье». Но после прошлогоднего иска в суд против «Здоровья» производство лекарства со спорным названием прекратили, посчитав, видимо, разбирательства бесперспективным. Действительно, трудно дать право кому-то на использование хорошо известной торговой марки «Корвалол», закрепленной в 2004 году за «Фармак». Но Глеб Загорий пробует взять эту высоту. Киевский апелляционный хозяйственный суд уже встал на его сторону. Точку поставит Верховный суд Украины.

На что рассчитывает Глеб Владимирович? Очевидно, на свои связи. Загорий играет важную роль в бизнесе окружения главы государства. «Дарница» для него – уже пройденный этап. Его политические амбиции значительно шире. И «Корвалол», который дает пару процентов в продажах, тоже не имеет стратегического значения для его фирмы. Зачем же из-за такой мелочи тревожить важных бизнес-партнеров, которые через бывших подчиненных в администрации президента могут поговорить с судьями?

Возможно, это глубоко личное дело, вопрос принципа, возможность самоутвердиться и показать свою власть? Тогда смысл судебного спора понятен. Продемонстрировать бывшему конкуренту – «Фармаку», которого уже не догнать, кто в доме хозяин, кто влияет на президента. Но друзья Глеба, а главное сам Петр Порошенко, должны понимать, что такой капризный партнер как минимум ненадежен. И чем больше влияния он будет иметь, тем сложнее будет с ним договариваться.

Для судей же Верховного суда ситуация показательная. Это не выбор между просьбой власть имущих и неправомерным решением. Это шанс ответить себе на вопрос, в какой стране будут жить твои внуки. В Украине, где даже после двух Майданов судебные решения принимают по звонку из администрации президента? Или в свободной стране, где судья может отказать и другу главы государства - ведь истина дороже?